Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

Глава XXVI. Хулиган и карапуз

  

Вавилон, 16 августа 331 года до н.э., 10 часов 15 минут

 

Еще накануне Агния твердо решила, что ни на какое свидание не пойдет. Отец сказал, что теперь ей нельзя оставаться в городе. Ее видели в храме Иштар, и ее описание есть у врагов. В полдень из Вавилона в Дамаск уходит караван Арианта. Она поедет вместе с ним.

  

Путешествие будет безопасным. Леон устроил все так, что напасть на купца никто не посмеет. Люди Хамида их не тронут, остальные шайки также строго-настрого предупреждены.

  

Это последняя возможность покинуть город, не опасаясь за свою жизнь. Затем, как решил отец, бандам отдадут приказ грабить всех подряд. Таков был его план. Накануне решающей схватки персов и греков в самом сердце вражеской державы следовало сделать все возможное для того, чтобы посеять хаос и панику.

  

Оставаться в самом городе опасно еще и потому, убеждал Элай, что очень скоро и здесь все переменится. Начнутся стычки между персами и вавилонянами. Вчерашняя операция только на первый взгляд выглядела провальной. На самом деле сработал план "бета". Охрана Ферзана с оружием вошла на священную землю. Уже накануне возле храма собралась возмущенная толпа, и персов дважды забрасывали камнями.

  

Утром Агния вновь спустилась в беседку. Уезжать не хотелось. Девушка попыталась разобраться почему, но получалась какая-то несуразица. Конечно, сколько она себя помнила, отец всегда был рядом. Неужели все из-за боязни расстаться с ним? Но родитель и сам со всем справится. За него она почти не переживала. Но откуда же тогда это беспокойство в душе?

  

Греки приняли решение затаиться. Ночью ушел Леон, у которого были какие-то неотложные дела, остальные оставались в доме.

  

Агния присела на ту самую скамью, на которой несколько часов назад лежал Кайс, взяла незаконченное плетение - заготовку под корзину. Почему-то нахлынули воспоминания. Кончики пальцев вновь ощутили прикосновение к гладкой коже на мускулистой груди. Вот она - причина тревоги!

  

В полдень юноша будет ждать ее в яблоневой роще. Не дождется и снова полезет через забор. Результат предсказать не трудно: отец без колебаний зарежет его. Он ненавидит персов, а тут такой случай подвернется. Местные законы на этот счет предельно конкретны. Владельца дома легко оправдают.

  

При мысли о том, что зеленоглазому персу может угрожать опасность, сердце гречанки заколотилось. Значит, - сказала она себе, - надо что-то предпринять.

  

Кайс, конечно же, наглец и хам. А как он на нее смотрел! Как беззастенчиво прижимал к себе! Это возмутительно, и этого нельзя прощать. Но как быть с тем, что она обещала?

  

Нет, - отвечала сама себе девушка, - она согласилась на свидание, под давлением. У нее просто не было выбора, а значит данное обещание ничего не стоит.

  

Если бы была возможность как-то предупредить юношу, но из дома не выбраться. Не лезть же как он через стену. Да даже если и отважиться на подобный поступок (в последние часы с ней происходили какие-то невероятные перемены, и решимости теперь было не занимать), то совершить его невозможно. На прямоугольной крыше под тентом постоянно дежурил один из подчиненных отца. Находясь в тени, да еще за парапетом, он был почти незаметен, а сам внимательнейшим образом наблюдал за всем происходящим вокруг. Ему была видна и улица перед домом, и часть уходящего от нее переулка, и сад с беседкой, и даже стена соседнего двора, через которую перебирался Кайс.

  

Люди Элая вымуштрованы превосходно, и надеяться на то, что кто-либо из них покинет свой пост или уснет, было глупо. Мало того, под рукой у наблюдателя - специальная труба с хитро устроенными отшлифованными кварцевыми стеклышками. При взгляде в нее все далекое становилось близким.

  

Солнце давно поднялось. Снаружи доносились привычные звуки городской жизни. Агния украдкой посмотрела на крышу. О побеге точно можно было забыть: дежурил Фаон. Молодой грек чаще поглядывал не на улицу, а на увитую виноградом беседку, в которой находилась девушка.

  

Да и не будет она никуда бежать. Это опрометчиво. И вообще надо забыть о том, что случилось сначала в храме, а затем здесь.

  

Но забыть не получалось. Сверху упала и покатилась по песку, оставляя небольшую бороздку, ягода. Своим оливковым оттенком она напомнила цвет глаз Кайса, а оставленная ею линия так походила на линию его лба. Девушка отломила от недоделанной корзины ивовый прут. Заготовка была загублена, но Агния об этом как-то даже не подумала. Кончиком тонкой ветки она попробовала дорисовать профиль юноши. Получилось очень похоже. Просто загляденье.

  

Ну уж нет! Разозлившись на себя, дочь Элая топнула ножкой и безжалостно смела рисунок. Шлепнулась на скамейку, закусила губу. Сквозь резные листочки прокрался, заставив зажмуриться, солнечный зайчик. Фаон не отрываясь следил за беседкой при помощи доверенного ему хитроумного приспособления. Так еще пропустит что-нибудь важное снаружи.

  

- Свежайшая вода из чистейшего источника, - протяжно пропели вдалеке.

  

Ну да! Конечно же! Внутри гречанки все возликовало: водовоз. Как же она раньше-то не додумалась. Дважды в день он объезжает со своей бочкой их квартал. Агния аккуратно отодвинула листву. Отсвечивавшей на солнце линзы под тентом уже не было. Это и понятно. Фаон сейчас на другой стороне крыши рассматривает нарушителя спокойствия. Водовоз должен у него - новичка в их доме, не знавшего привычный дневной распорядок, вызвать подозрение.

  

Времени на раздумья не оставалось. Девушка вскочила и стремглав побежала по саду. У дальней стены быстро, не оглядываясь, оперлась одной ногой о ветку растущей рядом черешни, взобралась на дерево и уже с него разглядела выбоину в кирпичной кладке. Еще через мгновение она оказалась в соседнем дворике.

  

Страшно подумать, что будет, если ее поймают. Спасало то, что думать-то как раз было некогда. Агния устремилась вперед, тут же едва не полетела кубарем в неглубокий, затянутый ряской бассейн, в котором плавала пара важных золотисто-красных рыбин. Перепрыгнув через водную преграду, гречанка еще через десяток шагов оказалась у внешней двери, запертой, по счастью, на обычную задвижку.

  

Когда шла по городу, убедила себя в том, что караван Арианта, в конце концов, можно и нагнать. Пусть отправляется без нее.

  

Яблоневая роща почти примыкала к дворцу Амитис. Между ней и величественным, утопавшим в зелени пирамидальным зданием находился канал. По преданию, рощу посадили тогда же, когда строили Висячие сады. Кайс знал, где назначать встречу. Даже в полуденную жару там, под раскидистыми деревьями рядом с водой на ковре из мягкой травы было прохладно.

  

По пути Агнию вновь охватили сомнения: до условленного времени был еще почти час. По всему выходило, что придет она раньше, а делать этого не следовало. Вдруг Кайс вообразит себе, будто девушка специально прибежала заранее, потому как ждать сил никаких уже не было. Не расскажешь же про осадное положение в доме.

  

Можно было, конечно, побродить по городу, но и это не выход. А ну как ее описание, и правда, уже передали всем стражникам? В результате Агния решила идти прямо к фонтану и выбрать удобное для наблюдения место. А вот когда он сам придет как бы первым...

  

Плану не дано было осуществиться. Едва гречанка приблизилась к фонтану, как сразу заметила юношу. Он о чем-то горячо беседовал с одетым в черную военную форму мужчиной. Примечателен субъект был тем, что щегольская одежда офицера никак не сочеталась со всей остальной его внешностью. Невысокий, с редкой, мышиного цвета выгоревшей шевелюрой, он производил крайне неприятное впечатление. Оба возбужденно жестикулировали. Закончился разговор тем, что коротышка коснулся кулаком плеча юноши, как бы ставя точку в споре. Кайс недовольно отвернулся. Его угольно-черные брови сошлись к переносице, но тут же вновь разлетелись в стороны, а лицо его вмиг просияло: он увидел Агнию.

  

- Ты знаком с бессмертным? - удивленно спросила девушка, когда непрошеный ночной гость стремительной поступью приблизился к ней.

  

- Да, - растерянно пожал плечами юноша, - что в этом такого?

  

Какие у него все же чудные глаза, с замиранием сердца подумала девушка, а вслух произнесла совсем другое:

  

- Говорят, они сущие демоны.

  

- Они кто?

  

Юноша мысленно проклял себя за то, что убегал с уроков греческой истории. Вот и влип. Как теперь поддерживать разговор?

  

- Демоны, - пояснила Агния, - это как боги, только рангом пониже и чаще злые, чем добрые.

  

- Дэвы! - радостно выговорил юный перс непонятное для Агнии слово. - Коварные и свирепые духи! Но бессмертные не такие. Они просто лучшие царские воины.

  

Надо признаться ей, пронеслось в голове у молодого человека, что он тоже из них. Будет хуже, если она сама узнает об этом. Но только не сейчас. Так можно вообще все испортить.

  

Агния повернулась и медленно зашагала по дорожке. Как-то глупо начался разговор, подумала она. Какое ей дело должно быть до всех этих мужских игрищ? И ведь некого винить. Сама спросила! Надо было заранее продумать, как построить диалог. Бессмертные. Про них, и правда, рассказывают много страшных вещей. Но разве об этом говорят с молодым человеком, который тебе интересен?.. А он, и правда, очень даже милый.

  

Последние два вывода про "интересен" и "милый" заставили гречанку прислушаться к собственному дыханию: не учащенное ли, а то, чего доброго, он обо всем догадается.

  

- Про бессмертных рассказывают ужасное, - зачем-то продолжила она и прикоснулась ладонями к щекам.

  

О боги! Они горели. Это должно быть и ему заметно.

  

- Глупые сказки. Это всего лишь служба, - юноша приложил руку к сердцу, как бы демонстрируя искренность своих слов, - а рассказы, как бы точнее выразиться, это - мифология. Большую часть историй они сами же про себя и придумывают, чтобы их боялись.

  

Угораздило же, подумал молодой человек, попасться ей на глаза в такой неподходящий момент. Но кто же знал, что она придет так рано. И все равно ему невероятно повезло. Она здесь. Она не обманула. Это удача. Только надо срочно менять тему беседы.

  

Он забавный, но глупый, сделала вывод девушка. Это же надо так путать слова и понятия!

  

- Ты так сказал про мифологию, как будто мифы не реальны? - на ходу заглянула ему в лицо Агния, - все знают разницу межу ними и сказками. Мифические герои и полубоги это одно. Они существуют. А вот некоторые животные это совсем другое. Среди них есть как настоящие, так и сказочные. Вот, например, единороги существуют. И грифоны, и скорпионы, и змеи, и львы. А мушрушу, которые изображены на воротах Иштар, - их нет. Я понятно объясняю?

  

Дорожка как-то незаметно перешла в тропинку, протоптанную в невысокой изумрудно-зеленой траве. Агния подумала, что пора прощаться и бежать домой. Все сложилось очень даже неплохо. Обещание она сдержала. Расскажет только сейчас про отъезд, и в дом он больше не полезет. Может, даже и к отправлению каравана успеет. Пора расставаться, говорила она себе, но произнести нужные слова вслух все не решалась. Они шли, изредка, как бы случайно касаясь друг друга то плечом, то локтем, то запястьем.

  

- Я как раз слышал, что мушрушу жили раньше в этих краях. А теперь их осталось совсем немного и их держат в замке Амитис, - Кайс указал на уходящую к небесам громаду, нависавшую над рощей, - и этому веришь, когда видишь других удивительных зверей, обитающих там.

  

- Так ты бывал внутри? - удивилась Агния.

  

Ну вот, зачем он ляпнул такое, мысленно отругал себя юноша. И как теперь выкручиваться? Надо отвечать, причем быстро. Молчание будет выглядеть подозрительно. Придется соврать.

  

- Сам нет, но рассказывали. Ты, наверное, не знаешь, но бессмертных разместили как раз во дворце. В нижних ярусах.

  

Вот было бы здорово, восхищенно подумала гречанка, посмотреть на все это великолепие. Он такой молодой, но, наверняка, много где уже побывал. А я на его фоне выгляжу какой-то провинциалкой. В другой раз надо расспросить его подробнее. Стоп! О чем это она? Другого раза быть не должно.

  

- Рассказывали? - вслух произнесла она, - это не доказательство. А я вот видела живого сатира!

  

- Это такого козлоногого, покрытого шерстью, с бородой и рогами? - припомнил Кайс то, что краем уха все же слышал на занятиях в школе.

  

А он не такой уж и дурашливый, сделала вывод девушка и, приблизив губы к его уху, таинственно зашептала:

  

- Головы я не разглядела. Но ноги! Как литые с бронзовой кожей, а ниже колен - шерсть. И копыта. Они стучали по корням деревьев, когда он гнался за мной. Еле убежала.

  

Как приятно слышать ее голос, такой тихий и так близко, - подумал Кайс. - И хорошо, что я сегодня не надел те башмаки с волчьей шерстью вокруг лодыжек. Надо вообще их выбросить.

  

- А если бы догнал? - задал вопрос Кайс.

  

Он не знает очевидных вещей, сделала вывод Агния. Какие же мы все-таки разные.

  

- Ты смешной! Сатиры настигают только тех, кто сам этого пожелает.

  

- А что ты делала в лесу? Там ведь может быть опасно.

  

- Не опаснее, чем где-бы то ни было. У меня там есть место. Тайное. Только мое и больше ничье.

  

- И сатира.

  

- И его.

  

Время от времени им попадались другие люди. В основном это были такие же молодые пары, как и они. Все знали, что Яблоневая роща - лучшее место для свиданий.

  

Мне начинает нравиться этот город, вдруг поняла Агния. Разве могла я где-то на родине вот так пройтись рядом с молодым человеком, да и просто с мужчиной? Это было бы невозможно. А здесь при таком стечении разных народов царят совершенно другие нравы. Многие их домашние запреты в Вавилоне либо забываются, либо становятся менее обязательными. Надо выяснить, откуда он родом. Только аккуратно. Как будто мне это совсем и не важно, а просто так - любопытно.

  

- Ты выбрал это место. Значит, неплохо знаешь город?

  

- Совсем не знаю. Я здесь недавно. По службе.

  

- В Вавилоне все либо торговцы, либо солдаты. На лавочника и купца ты не похож.

  

- Я всадник и служу Дарию.

  

- Так ты аристократ? - улыбнулась Агния, и в ее глазах заблестели игривые огоньки.

  

- Род Берхемов - один из старейших в Персии, - гордо произнес юноша.

  

А ведь правду пишут мудрецы, что первый перс на земле произошел от Персея, сделала неожиданный для себя вывод девушка. Как я раньше этого не замечала. Вот - доказательство. Кайс - прямой потомок Зевса и Данаи. Красивый и величественный как бог. А кто же тогда я? Анромеда? Быть прикованной к скале посередине моря. Как это ужасно! Но быть затем спасенной - так романтично.

  

- Ах! - воскликнула она, оступившись.

  

Тропинка давно уже закончилась, и молодые люди шли по траве. Агния рассудила, что в ней вполне могла быть кочка, которую она не заметила. Юноша не сплоховал: стремительно подхватил девушку. Сильная рука обвилась вокруг изящного стана. Его лицо оказалось совсем рядом.

  

- Больно? - встревожено спросил Кайс.

  

- Совсем чуть-чуть, - еле слышно отозвалась она.

  

Еще одно движение. Кто его первым сделал, и не разобрать. Их губы слились, а в головах, когда чуть стих первый ошеломляющий звон, молниями засверкали обрывки мыслей:

  

"Сейчас она оттолкнет меня..."

  

"О боги, как приятно. Не знала, что настолько!"

  

"Или ударит... Как в прошлый раз..."

 

"Поцелуй затянулся... Или так только кажется? Вот, оказывается, что имеют в виду, когда говорят, что время остановилось."

  

"Нет же... Она не против! Лишь упирается ладонями."

  

"На нас, наверно, смотрят. Какой, должно быть, позор... Ну уж нет. Ничуточки не стыдно."

  

"Какой запах. Розовое масло."

  

"Все, хватит! Нет. Еще чуть чуть..."

  

Мягко, но настойчиво Агния отстранилась. Сначала оторвала свои уста от его, а затем выбралась и из объятий. Следовало немедленно, как можно более равнодушно произнести "прощай", но что-то никак не получалось. Не хватало дыхания.

  

- Все. Мне пора, - набрав воздух, выпалила она.

  

Щеки и ладони пылают. В животе все сжалось. И это восхитительное ощущение на губах. Оно никак не проходит. И не надо, и пусть.

  

- Я провожу! - Кайс мельком огляделся.

  

Надо же. Он тоже смущен.

  

- Я сдержала обещание. Мы увиделись. Мне пора. Провожать не надо. И в дом не суйся. Не смей.

  

Нужно, чтобы до него дошло это. Нужно, чтобы он четко осознал.

  

- Но мы ведь еще увидимся?

  

- Если попытаешься приблизиться к дому, то этот раз останется навсегда единственным и последним. Сегодня я уезжаю, но скоро обязательно вернусь.

  

- Как уезжаешь?! Куда?!

  

- Захочешь узнать, дождешься.

  

Гречанка развернулась и пустилась прочь. Она бежала, но не так быстро и задорно, как тогда в лесу. Бег давался иначе. Казалось, на ее ногах, как на ступнях Гермеса, выросли крылья. Они отрывались от земли легко, как во сне, и плавно вновь опускались в мягкую податливую траву.

  

Где-то на ветках сидит Эрос, промелькнуло в голове у девушки. Мелкий хулиган никогда не промахивается. Поймать бы и оторвать ему голову! Или нет. Это так восхитительно. Пусть живет пока, веселый карапуз.

  

Когда силуэт Агнии скрылся за деревьями, в поведении Кайса произошла перемена. Его взгляд из мечтательного стал задумчивым. И думал он не о девушке, а о беседе с человеком в черном. Совсем не случайной была эта встреча с ним у фонтана. С Макутой вообще случайностей не бывает.

 

 Далее